Поделиться:

Справедливость

1 фото

В 1982 году экономистом Вернером Гутом с двумя коллегами из Кельнского Университета была придумана игра «Ультиматум» для исследования модели деловых переговоров. Но результаты исследований стали интересны и философам, и социологам. Суть игры проста. Два незнакомых человека, уединившихся в неком помещении, на основе жребия становятся «предлагающим» и «отвечающим». «Предлагающий» должен разделить с партнером… пирог. Он может сделать только одно предложение, которое «отвечающий» может принять или отвергнуть. Если предложение принято, то каждый забирает ту долю, с которой оба согласились, а если отвергнуто, то оба остаются без вознаграждения: «отвечающий» нажимает на кнопку звонка, приходит специально обученный человек и уносит пирог, оставляя обоих без вкусного.
Логично было бы предположить, что практически мыслящий «предлагающий» находится в более выигрышной позиции и может предложить любую, максимально выгодную для себя пропорцию, ведь «отвечающий» может довольствоваться любой предложенной ему долей пирога, даже чтобы просто его попробовать. Однако эксперименты показали, что преимущество «предлагающего» далеко не абсолютно. Если «отвечающему» предлагали менее 30%, то в половине случаев он отказывался от сделки, чтобы наказать оппонента за несправедливость. Надо отдать должное и «предлагающему»: предложение менее 30% пирога встречалось крайне редко при среднем предложении 37% пирога. Одним из объяснений, почему «предлагающий» позволяет себе взять больше половины является то, что он считает справедливым дополнительное вознаграждение за выигрыш жеребьевки. Похоже, что с этим согласен и «отвечающий». Подтверждением этого предположения является то, что при замене жеребьёвки некими тестами, результаты которых определяют назначение на роль «предлагающего», «отвечающий» признает его «объективно заслуживающим большего» и чаще соглашается принять долю меньшую, чем 30%.
Впрочем, культурные традиции могут вносить свои коррективы. В частности, культура Востока реже предусматривает отказ, чтобы не нанести обиды партнеру, а так же ввиду уважения к решению фортуны (судьбы, провидения), не предоставившей им возможности определять пропорции дележа. Поэтому и средняя предлагаемая доля, и доля отказов здесь были меньше: доля отказов доходила до 5% при предложении менее 20% доли.
Однако надо отметить, что условия эксперимента «Ультиматум» к моменту выхода из стен Кельнского Университета изменились: речь шла уже не о пироге, а определенной сумме денег (как правило, 20 – 30 долларах США и их эквиваленте в местной валюте). В этом есть логика, т.к. разные люди могут по-разному относиться к пирогам вообще, к тому или иному их виду, в частности. Люди могут быть сытыми или голодными. Деньги в этом смысле более универсальны, - они нужны всем и всегда.
Для проверки тезиса о «приверженности справедливости» важна и чистота условий эксперимента. Например, при проведении эксперимента среди родственников доля отказов существенно снижается, т.к. начинают играть роль такие соображения, как «всё равно все деньги в семью». Замена пирога на воду, когда оба участника заведомо испытывают жажду, включает фактор сочувствия и средняя пропорция предложения приближается к 50%, хотя предложение менее 30% воды чаще вызывает отказ. При проведении эксперимента перед публикой или «начальником» включается фактор конформизма (желания понравиться, страха осуждения): «вот какой я справедливый, щедрый», «вот я какой принципиальный».
И размер, конечно, тоже имеет значение. В восьми деревнях штата Мегхалая на северо-востоке Индии на кон ставили сумму в 20 тысяч рупий. Для экспериментаторов это были сущие копейки ($410 по тогдашнему курсу), но для подопытных, способных в лучшем случае заработать 100 рупий в день, да еще и не имеющих возможности зарабатываь каждый день, на кону стоял более чем годовой заработок. Здесь признание справедливости дополнительного вознаграждения за улыбку фортуны дополнялось сознанием того, что «отвечающий» вряд ли откажется от малой доли, если в абсолютном выражении она будет существенна. В результате при дележе 20 рупий «предлагающие» выделяли «отвечающим» в среднем 24%, при дележе 2000 рупий 14%, а при дележе 20000 рупий предлагаемая доля снижалась до 12%. Вероятно, опуститься ниже мешало не столько чувство справедливости (получить за 5 минут эксперимента месячный заработок для «отвечающего» весьма неплохо и, по большому счету, вполне справедливо, коль уж с фортуной не повезло), сколько страх потерять свою долю. Кстати, и ряд западных студентов, предложивших партнеру в ходе эксперимента половину распределяемой суммы в 20 долларов США, в интервью объяснили свой поступок не тем, что руководствовались чувством справедливости, а тем, что просто желали гарантированно получить свою долю.
Однако, даже если собственные мотивы они объясняли простой и циничной рациональностью, то всё равно, на уровне подсознания, они рассчитывали на справедливость «отвечающего», который примет их предложение, а не будет вредной, неблагодарной свиньей, лишающей себя и «предлагающего» равной доли. Именно в этом они видели «гарантированность» получения своей доли.
Интересно, что чувство справедливости присуще и социальным животным. В 2013 году приматолог Дерби Проктор из Университета Эмори (штат Атланта, США) обучила своих обезьян отдавать ей синюю карточку, если их выбором было «забрать себе пять бананов из шести», и красную красная при желании поделить бананы поровну. Шесть приматов объединяли в пары, где первый выбирал цвет карточки, а второй мог принять предложение или отказаться — вручить экспериментатору зеленую карточку. Статистика показывала осознанную стратегию: первый шимпанзе предпочитал делить все честно.
Приматологи Сара Ф. Броснан и Франс Б. М. де Ваал доказали, что самки обезьян-капуцинов возмущаются несправедливым отношением. Животных приучили отдавать камешек в обмен на вознаграждение — кусочек огурца. Обезьяны работали в парах и когда обеих награждали кусочком огурца, все было идеально. Идиллия была нарушена, когда одной обезьянке в качестве награды начали давать виноград, а второй — по-прежнему кусочек огурца. Перед лицом такого неравенства обиженные животные часто отказывались от своего кусочка огурца, а в 40% случаев вовсе прекращали участие в эксперименте. Ситуация обострилась еще больше, когда одной обезьяне из пары стали давать виноград вообще незаслуженно, не за камешек, а просто так. В этом случае вторая обезьяна часто выбрасывала свой камешек, словно он стал вообще бесполезным. Вроде бы для нее ничего не изменилось (а, что ни говори, огурец в обмен на камешек — это неплохая сделка), да и огурец не стал менее вкусным. Но увидев, что напарница получает за свой камешек виноград, обезьяна готова была отказаться от пищи, только чтобы выразить неудовольствие в связи с несправедливостью.
Выводы.
Ой, поздно уже. Пойду-ка я спать. А выводы напишу, если тема будет кому-то интересна.

Вы не можете оставлять комментарии
Интересная статья и твои выводы я с удовольствием прочитаю...так что, просыпайся, Алекс, и вперед с песнями строчить выводы).
Мне вот еще что интересно...так понимаю, подопытные (я людей имею ввиду, а не обезьян), не знали о том, что каким бы ни был дележ пирога, им в итоге все равно ничего не достанется?) Сюрпризик эдакий😊
Даша! Ты как-то предвзято относишься к "британским учёным"! Ни пирожка им не жалко для подопытных, ни денежек малых, - всё выдали по-честному.