Поделиться:

Это должен знать каждый

Конечно, каждому приятно получить подтверждение правильности своих взглядов и позиции.

На уровне здравого смысла я всегда понимал прогрессивность последовательного национализма и здорового подхода к евгенике, поэтому прочесть статью кандидата биологических наук Сергея Александровича Строева мне было крайне интересно и приятно. На самом деле, это должен знать каждый. Делюсь, как всегда, с некоторыми сокращениями.

В биологическом аспекте нация проявляет себя как популяция внутри человеческого вида, то есть как группа особей одного вида, относительно изолированная в репродуктивном отношении от других аналогичных групп того же вида. В растительном и животном мире основным фактором такой изоляции (и, соответственно, разделения видов на популяции) чаще всего выступают географические преграды, полностью или частично разделяющие ареал вида. Реже факторами разделения на популяции выступают иные причины, например, различие биологических ритмов или поведенческих стереотипов между двумя группами особей одного вида, что создаёт определённый репродуктивный барьер даже в условиях общего географического ареала. Однако обычно формирование таких факторов вторично и само по себе является следствием предшествующего разделения ареалов.

Человеческие нации зачастую не разделены существенными географическими преградами и их границы редко определяются неравномерностью плотности населения. Преграды между нациями имеют чаще всего не природную, а социальную причину. Это, во-первых, различие культур и стереотипов поведения, различие языков, затрудняющее межнациональное общение, наконец, наличие политических барьеров в форме границ и дискретного гражданства. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев (с древнейших племенных времён и вплоть до настоящего времени) межнациональные браки подвергались общественному осуждению как неравные и нечистые, а смешанное потомство (в особенности, если между нациями имеются заметные антропологические различия) - как неполноценное. Можно найти исторические примеры ослабления или даже полного затухания социального осуждения смешанных браков, но, тем не менее, несмотря на наличие исключений, такое отношение является доминирующим и на бытовом уровне действует и сегодня, несмотря на все усилия пропаганды «политкорректности».

Итак, в случае наций причинно-следственная связь обратна по отношению к обычной: не биологическая база получает социально-культурное оформление, а социально-культурные факторы порождают феномен, имеющий несомненное биологическое значение - разделение человечества на относительно изолированные друг от друга в репродуктивном отношении внутривидовые группы даже в условиях, когда природных (географических) причин для такого разделения нет.

Проявления национализма во всей их совокупности, начиная от самого существования различающихся друг от друга национальных культур и национальных языков, включая национально-культурную самоидентификацию и самосознание и заканчивая политическим национализмом и даже проявлениями ксенофобии и расизма, являются причиной важного биологического результата: разделения человечества на относительно изолированные репродуктивные сообщества. Является ли этот результат с точки зрения биологического состояния человечества позитивным или негативным?

Биологическое разнообразие как проявление адаптации

Различия признаков приводят к различиям в выживаемости и репродуктивном потенциале. Биологическое разнообразие вида есть результат его биологической эволюции и адаптации к условиям среды. Это в полной мере может быть отнесено и к человеческому виду. Расовые биологические различия, сформировавшиеся, очевидно, на базе общих механизмов внутривидовой эволюции, и связанные с географической, а не социально-заданной изоляцией человеческих групп, имеют очевидное адаптивное, приспособительное значение. Наиболее яркий и очевидный пример - это пигментация кожи, которая защищает негров от избыточного ультрафиолета, а европеоидам, живущим в условиях его дефицита, не препятствующая использовать его для синтеза витамина Д. При этом наряду с очевидными и ярковыраженными адаптивными расовыми признаками имеются и признаки, либо нейтральные в плане адаптации, либо те, адаптивное значение которых не ясно.

Тем не менее, общее расово-антропологическое разнообразие человечества имеет очевидное адаптивно-приспособительное значение к конкретным географическим и климатическим условиям. Но этим приспособительным значением дело не ограничивается. Не менее, а, может быть, и более важно то, что популяционное многообразие создаёт важный запас прочности вида в лице тех «нейтральных» признаков, которые могут стать критическими для выживания в случае резкого изменения условий окружающей среды. Например, те или иные аллели могут оказаться факторами устойчивости к несуществующим сейчас, но могущим появиться в будущем возбудителям заболеваний или к токсическим веществам, которые сейчас не выступают действующими факторами. Однако эти же самые признаки могут в то же самое время иметь и негативное значение, например, быть причиной метаболических нарушений.

Биологическое многообразие человечества, существующее за счёт относительной изоляции его репродуктивных сообществ, является важнейшим фактором таких «резервных» свойств, каждое из которых может при изменении условий оказаться как спасительным, так и гибельным для своих носителей, но их совокупность резко повышает устойчивость вида в целом.

Очевидно, что сформировалось это разнообразие преимущественно в результате географической, а не социально-культурной изоляции, однако в условиях современного уровня развития транспорта эти географические барьеры утратили всякое значение. Единственным фактором и залогом сохранения биологического разнообразия становятся поведенческие, социально-культурные и политические факторы. Важнейшими из них выступают относительная закрытость национальных границ и общественное осуждение межнациональных и, особенно, межрасовых половых связей. Резкое ослабление обоих этих факторов в последние десятилетия приводит к стремительной метисации человечества, что делает его всё более однородным и однообразным, а, следовательно, всё менее биологически устойчивым.

Репродуктивная изоляция как фактор эффективности естественного отбора

Известно, что наиболее быстро эволюционные процессы идут в изолятах, то есть маленьких популяциях, изолированных от основного ареала. Это связано с механизмами изменения соотношения аллелей в популяционном генофонде.

Большинство мутаций рецессивны. Это значит, что в случае, если одна из хромосом нормальна, а вторая несёт мутацию, то мутантный признак никак внешне не проявляется. Доминантных мутаций, то есть таких, которые проявляются даже в случае, если мутацию несёт только одна хромосома из двух, сравнительно немного.

Поскольку большинство мутаций рецессивны, то, возникнув, они никак не проявляются, и естественный отбор на них никак не действует до тех пор, пока частота их встречаемости в популяции столь низкая, что вероятность их выхода в гомозиготу (то есть встречи в одной оплодотворённой яйцеклетке) пренебрежимо мала. Естественный отбор начинает действовать только тогда, когда мутация становится столь частой, что начинает регулярно выходить в гомозиготу и проявляться в качестве признака. И только с того момента, как признак начинает проявляться, естественный отбор может либо подхватывать его, либо подавлять.

Подавляющее большинство мутаций с точки зрения влияния несомых ими признаков на выживаемость и репродуктивный потенциал особи являются вредными. Это и понятно, поскольку мутация представляет собой случайное и нецеленаправленное нарушение наследственности, и вероятность при этом получить положительный результат такая же, как вероятность повысить художественную ценность текста книги путём внесения случайных ошибок при её наборе. Поэтому основное действие естественного отбора проявляется в том, что он уничтожает носителей мутации, тем самым, вновь снижая частоту мутации в генофонде до уровня, который с высокой вероятностью исключает её выход в гомозиготу и проявление в качестве признака. В тех же исключительных случаях, когда мутация несёт признак, положительно влияющий на выживаемость и репродуктивный потенциал особи, проявление этого признака в гомозиготном организме приводит к повышению доли потомства данной особи и, соответственно, к увеличению доли мутантной аллели в генофонде популяции.

Отсюда вывод: чем выше репродуктивная изоляция внутри вида (то есть, чем мельче популяции), тем быстрее новая мутация проявляет себя в качестве признака и, соответственно, тем интенсивнее идёт процесс очищения генофонда от вредных мутаций, а также и быстрее проявляют себя и подхватываются естественным отбором полезные признаки. При этом репродуктивная изоляция, которая практически никогда не бывает полной и абсолютной, служит достаточно надёжном барьером для «утекания» вредных, подавленных естественным отбором и потому сравнительно редких мутаций в соседние популяции, но вполне может пропускать перенос частых, подхваченных естественным отбором и ставших преобладающими аллелей.

Напротив, размывание репродуктивных границ между популяциями приводит к тому, что «вредные» мутации не выходят в гомозиготу, не проявляют себя и потому не вычищаются естественным отбором до тех пор, пока не накопятся в достаточном количестве в генофонде уже не отдельной популяции, а всего вида. Иными словами, в этом случае при той же самой скорости мутагенеза (образования мутации) интенсивность её элиминирования резко снижена, что, естественно, ведёт к росту её частоты в общевидовом генофонде. Но полезная мутация (будем помнить, что это большая редкость) в случае размытых популяционных границ тоже «прячется» в гетерозиготе и не проявляет себя, а потому не подхватывается естественным отбором, до тех пор, пока не накопится в результате случайного мутагенеза в общевидовом генофонде до статистически заметной частоты, что, учитывая редкость такой мутации и объём видового генофонда, если не невозможно, то практически крайне маловероятно.

Итак, чем более вид компартментализован на отдельные малые популяции, тем интенсивнее он самоочищается от вредных мутаций и тем быстрее проявляются и подхватываются мутации полезные.

Наличие процессов видообразования и движущего естественного отбора (то есть вытеснения новыми аллелями прежних) у человеческого вида многими авторами ставится под сомнение. Однако роль стабилизирующего естественного отбора (то есть очищения от постоянно возникающих вредных мутаций в результате ими же вызванного снижения репродуктивного потенциала их носителей) несомненна. В противном случае (особенно с учётом техногенного повышения мутагенеза) человечество обречено выродиться в поголовных физических и умственных инвалидов.

Но стабилизирующий отбор, так же, как и любой другой, тем эффективнее, чем больше барьеров на пути «расползания» мутации по видовому генофонду. А в условиях современного развития транспорта единственный механизм существования таких барьеров - это неприятие обществом смешанных браков и запретительное миграционное законодательство.

Контраргумент: вырождение замкнутых общин

Против перечисленных выше аргументов обычно выдвигается два контраргумента. Первый - это известный эффект вырождения замкнутых, географически или социально изолированных общин. Или, что то же самое, хорошо известный эффект повышенной частоты уродств и врождённых болезней у потомства близкородственных браков (в результате чего целый ряд цивилизаций запрещают близкородственные браки и рассматривают половые отношения между родственниками как недопустимые и преступные). Второй аргумент - это известный как в растительном, так и в животном мире (не исключая и человека) эффект гетерозиса, то есть заметного положительного эффекта метисации на здоровье и репродуктивный потенциал метисов первого, а иногда и немногих последующих поколений.

Оба эти эффекта известны и легко объяснимы. Человек, как и все многоклеточные животные и подавляющее большинство растений, является существом диплоидным, то есть каждая его клетка (кроме половых) несёт двойной набор хромосом. То есть каждый «вид» хромосомы представлен гомологической парой, в которой одна досталась по наследству от отца, а другая - от матери. Чем ближе родство отца и матери, тем более похожи доставшиеся от них хромосомы. Следовательно, тем больше вероятность, что материнская и отцовская хромосомы будут нести мутацию по одному и тому же гену, то есть ребёнок окажется гомозиготным по этой мутации. В этом случае мутация проявит себя в качестве признака. Именно поэтому частота уродств и наследственных генетических заболеваний у потомков родственных браков резко повышена.

Наоборот, если отец и мать несут предельно разные генетические признаки (в предельном случае принадлежат к разным расам), резко повышается вероятность того, что ребёнок будет гетерозиготен по максимально возможному числу признаков. Поскольку мутации в большинстве своём являются вредными (то есть, проявляясь в качестве признака, снижают здоровье и репродуктивный потенциал), но при этом рецессивными (не проявляются в случае, если данную мутацию несёт только одна из пары гомологических хромосом, а вторая нормальна), то чем более различаются отцовская и материнская хромосомы, тем больше вероятность, что генетические дефекты каждой из них окажутся скомпенсированы второй. Если мы в качестве наглядного образа представим мутации в виде «дырок» на хромосоме, то, чем более генетически различаются отец и мать, тем больше вероятность, что дырки на материнской и отцовской хромосомах окажутся в разных местах, и нигде не совпадут. В этом и состоит одна из причин эффекта гетерозиса - то есть увеличения жизнеспособности гибридов первых поколений вследствие унаследования определённого набора различных аллелей от своих разнородных родителей. Вторая возможная причина гетерозиса связана с эффектом сверхдоминирования, когда вредная или даже смертельная в гомозиготном состоянии мутация в гетерозиготе не только не проявляет своего негативного эффекта, но проявляет противоположные свойства - повышает индивидуальную выживаемость или репродуктивный потенциал особи.

С эффектом гетерозиса тесно связан так называемый «эффект редкого самца» - генетически запрограммированная поведенческой программа, в соответствии с которой самец с редкими для данной популяции признаками является более привлекательным для самок, а самка с редкими признаками - более привлекательной для самцов.

В отношении к человеку явление гетерозиса означает благоприятность межэтнической и даже межрасовой метисации. Как это соотносится с тем, что было сказано нами выше?

Если же оценивать долгосрочные последствия метисации для вида в целом, то положительный эффект гетерозиса в ряду поколений быстро затухает. Но разве не слагается, в конечном счёте, генетическое состояние вида из совокупности генетических состояний его представителей? Как же может явно положительный (пусть и затухающий в ряду поколений, но не сменяющийся на негативный) эффект на генетическое здоровье отдельных особей означать негативный эффект на состояние видового генофонда в целом?

Надо помнить, за счёт чего достигается положительный эффект гетерозиса. Он достигается за счёт гетерозиготности по максимальному числу генов, то есть, грубо говоря, за счёт максимального сокрытия имеющихся негативных мутаций. Но сами-то мутантные аллели при этом ни из генотипа метиса, ни из общевидового генофонда никуда не исчезают! Более того, за счёт того, что вредный признак скрыт, метис получает дополнительные преимущества в репродуктивном потенциале, то есть повышает частоту своих как материнских, так и отцовских аллелей в видовом генофонде. Заметим: не за счёт того, что он несёт полезный генетический признак или хотя бы несёт мало вредных мутаций (как в случае обычного естественного отбора), а только за счёт «сокрытия» своих генетических дефектов.

Напротив, в случае близкородственного брака повышается вероятность того, что мутация проявит себя в явном виде, то есть в виде того или иного уродства, которое не позволит его носителю иметь собственное потомство. В этом случае со смертью индивида из генофонда популяции будет выведено сразу две мутантные аллели - материнская и отцовская. То, что для отдельно взятого индивида станет жизненной драмой, то для вида в целом будет генетическим очищением и гигиеной.

Однако на этом моменте необходимо остановится подробнее. Родственные браки (инбридинг) окажутся для популяции и вида в целом полезной генетической гигиеной только в том случае, если высок естественный отбор, то есть в случае, если родители рожают много детей, и только часть из них выживает. Высокая рождаемость в сочетании с высокой смертностью (прежде всего детской) на протяжении веков и тысячелетий поддерживала генетическое здоровье человечества. В этих условиях могли существовать цивилизации, которые не только не осуждали и не запрещали, но и поощряли родственные браки (вплоть до браков между родными братом и сестрой), и при этом не вырождались столетиями.

Напротив, современная модель (рожать мало, но выхаживать всех родившихся) фактически сводит если не до нуля, то до минимума фактор естественного отбора. Скорость возникновения мутаций при этом не снижается (а с учётом ряда техногенных факторов она оказывается существенно выше, чем в доиндустриальном обществе), а очищение генофонда от мутаций блокируется. Это ведёт к стремительному накоплению в генофонде мутаций, вызывающих наследственные заболевания самого разного рода - от аллергии до умственной неполноценности. В этих условиях любое репродуктивное замыкание социальной группы действительно ведёт к вырождению, то есть к проявлению в явной форме тех генетических дефектов, которые уже независимо от этого были накоплены, но за счёт притока свежей крови маскировались и не проявляли себя в фенотипе.

Проблема «решается» сегодня за счёт искусственной, поощряемой межэтнической и межрасовой метисации, генетического консультирования в рамках планирования семьи и медицинских мер, направленных на лечение проявлений генетических болезней или профилактики вызванных генетической дефектностью предрасположенностей. В крайнем случае, делаются попытки генотерапии, то есть внесения изменений в генетический аппарат соматических клеток в целях лечения заболеваний. При этом половые клетки не затрагиваются, и «вылеченный» благополучно передаёт своим потомкам все свои мутантные аллели.

Таким образом, все современные методы решения проблемы не только не решают её на самом деле, но и усугубляют, постоянно беря взаймы у будущего. Все эти методы на самом деле лишь скрывают проявление мутации, то есть ещё более блокируют действие естественного отбора и ведут к лавинообразному накоплению дефектных мутантных аллелей в генофонде человечества.

Неполиткорректные выводы

1. Опосредованное социальными, культурными и политическими механизмами разделение человечества на относительно изолированные друг от друга в репродуктивном отношении сообщества имеет важное значение для биологического здоровья человечества как вида. Национальные и расовые «предрассудки», то есть представление о недопустимости смешанных браков, с точки зрения биологического здоровья, многообразия и общей адаптивности Homo sapiens как вида имеют не негативное, а выраженно позитивное значение.

2. Необходимым условием жизнеспособности человечества является действие естественного отбора или адекватная его замена искусственным отбором в форме, например, ранней эмбриональной диагностики явных или скрытых генетических заболеваний.

3. Нынешняя система «борьбы» с генетическими дефектами (включая слом национально-этнических и расовых барьеров и метисацию человечества, генетическое консультирование при создании семьи, генную и медикаментозную терапию генетических заболеваний) нацелена исключительно на интересы отдельно взятого индивида и устраняет лишь внешние фенотипические проявления дефектов, а не сами генетические дефекты. Более того, борясь со следствиями, она существенно усугубляет причину. В перспективе это неизбежно приведёт к гибели всей той части человечества, которая будет вовлечена в данный процесс. Естественный отбор возьмёт своё со всеми набежавшими процентами.

4. Безусловное биологическое преимущество получат беднейшие этносы, не имеющие в настоящее время доступа к «благам» медицины, наименее подвергающиеся метисации (вследствие непревликательности своих стран для миграции) и имеющие высокую рождаемость и высокую смертность.

5. Если цивилизованные страны в ближайшее время не пересмотрят коренным образом самые основы своего существования и свои этические представления, будущее человечества принадлежит диким народам, не охваченным самоубийством цивилизации. Цивилизованные народы имеют три возможных выхода. Или сознательно вернуться в естественное «природное» состояние (высокая рождаемость, высокая смертность, минимум медицины), что, конечно, маловероятно. Или взять на себя ответственность за последствия собственных действий и компенсировать снижение естественного отбора искусственными евгеническими средствами. Или выродиться и погибнуть под ритуальные мантры ревнителей политкорректности и гуманистического морализма.

Вы не можете оставлять комментарии
И по твоему, это все проще простого?) На мой взгляд, в мире и так полно проблем, агрессии, недовольства и непонимания друг друга в тех или иных аспектах, а если еще и подстраивать свой образ жизни, свой круг общения в зависимости от того, кто где обитает и из какой популяции вышел...в общем, зачем усложнять жизнь себе и окружающим подобными мыслями и вещами?)
Я не понял: текст содержит все пояснения зачем и почему что-то надо делать. Ты не стала читать текст и вникать в его смысл?
Скорее просто недопоняла кое чего. Одно дело, знать о написанном, так сказать, принять к сведению и жить, не заморачиваясь особо. И другое дело, как написано в тексте "коренным образом пересмотреть основы существования человечества" и либо отказаться от медицины, либо (грубо говоря) отслеживать развития беременностей у женщин и решать, кому можно рождаться на свет, а кому и не стоит, мол есть большая вероятность того, что ребенок (даже если он будет совершенно здоров) своей генетической картой может подпортить генетический фон популяции. Ведь здесь под мутациями, насколько я поняла, подразумеваются не просто врожденные пороки детей. Или я что то не так поняла?
Ты приняла сложное, но правильное решение. Ты молодец! Я горжусь тобой!
Ну знаешь на тот момент мне так не казалось. Да и после, довольно долго себя ненавидела, считала слабой, что не захотела побороться за здоровье собственной кровиночки...сейчас другим взглядом смотрю на все это. И, пожалуй, спасибо моему мужу за то, что он помог мне принять это решение. До сих пор помню его слова "мы еще нарожаем ЗДОРОВЫХ деток"...
Вы оба молодцы! И хорошо, что все хорошо закончилось.
У одной моей знакомой (парикмахерша, - я стригся у нее почти 5 лет) все закончилось очень плохо. Она шутила, что без проблем сделает аборт, если выяснится, что у её ребенка отклонения. А когда дошло до дела, она реально сошла с ума.